на форум главная о нас

лекции по теологии

Великая рабская теологическая революция и
Система коллективной Безответственности.


Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8 Часть 9

Часть 1

Был в незапамятные времена, да и теперь никуда не делся такой способ принесения жертвы богам: ритуальное убийство вещи. Гнут какой-нибудь бронзовый котёл, разбивают горшок, уродуют драгоценность или приводят в негодность дорогое оружие. Расстаются то есть со значимым для себя предметом обихода или роскоши. Но какой смысл у подобного действия в плане взаимодействия с эгрегорами? Что получают боги в результате этой жертвы?
Если разбираться, получают не так уж мало. Ведь с самого момента создания, и даже раньше с любой вещью взаимодействует человек. Ну, какие-то рабы накопали руды, потом кто-то из металлургов плавил бронзу, потом некий мастер отлил у себя в каком-нибудь Херсонесе бронзовый котелок и продал его, к примеру, сарматам. И если котелок пристойный, то и цену за него получил немалую. А после сарматские кавалеристы годами хлебали из этого котелка. Сидели вокруг костерка, пялили глаза в кипящий древний суп... И может быть не простые обеды там варились, а под контролем колдунов и колдуний готовились ритуальные кушанья. Со временем столько человеческого внимания и эмоций к бронзовым стенкам прилипнет... Столько психоэнергетики будет на котелок завязано!
И тут - бах! Крушат котелок до полной негодности у алтаря кого-то из богов, или на тризне умершего вождя, тоже резко становящегося своего рода богом. И "повисает" вся накопившаяся энергетика котелка. Отделяется от вещественной части предмета. А шустрые жрецы направляют её по известным им каналам к строго определённому эгрегору очень определённым способом, справедливо ожидая от этого вполне определённого эффекта.
Древние (видимо в силу своей необразованности) считали, что с физическим предметом связана также его информационно-энергетическая часть, "душа" предмета, так сказать. И искренне полагали (не иначе, в результате самообмана), что они в состоянии эти части осознать и отделить друг от друга. Шизофрения какая-то, да и только! "...судьбы их то-оже... Чем-то похожи... чем-то пожо-ожи на су-удьбы людей..." Если даже вещь совершенно новая, без длинной "личной истории", то жертва всё равно с их точки зрения вполне реальна. Купили мы дорогое золотое кольцо с драгоценным камнем. Могли бы с ним ходить много лет и у окружающих вызывать зависть. А если жертвуем это колечко богу, то отказываемся от какого бы то ни было его использования в будущем, раз и навсегда будущее предмета пресекаем. И никогда-никогда не украшать больше колечку ничьих пальчиков. Энергия этого мгновенно наступившего "никогда" или всего уже не будущего будущего и достаётся божеству (при утрате ценной вещи мы же переживаем психологическую фрустрацию: гормоны в кровь выделяем, температуру тела, бывает, повышаем, то есть энергию затрачиваем; тут фрустрация добровольная, превентивная, только и всего).
Была и другая махинация с ритуальными предметами, куда более редкая и куда более впечатляющая. Создавалась вещь, жестко связанная с "душами" вещей того же рода. В энергетическом смысле была она тождественной всем таким же вещам. Ну, меч мечей, скатерть скатертей, жезл жезлов какой-нибудь, палочка волшебная то есть. Но как же добиться того, чтобы души неживых предметов объединились в цельный эгрегор, и один из этих предметов заставить эгрегором управлять (превратить его в ключ эгрегора)? Манипуляции тут, признаться, нужны достаточно жуткие и техники эти в Европе перестали применять, кажется еще в олимпийские времена. А смысл-то действия простой: нужно каким-то образом забросить вещь в царство Смерти и вернуть ее обратно. Вернем - станет, считали дремучие наши предки, переживший второе рождение мечуган повелителем всех клинков на земле.
Слипнутся в один эгрегор "души" коротких римских гладиев, свистящих сарматских акинаков, разновсяческих легендарных кладенцов, запрятанных в таинственных пещерах..., а где-то на периферии эгрегора налипнет вдобавок энергетика каких-нибудь кривых сабель, треугольных шпаг и коротких кинжалов наемных убийц. Извиняюсь за путаницу с временами изготовления всяческого оружия, но суть от этого не меняется. Обладатель нашего Меча Мечей может быть круглой посредственностью в фехтовании и тем не менее выйдет победителем в любом поединке просто потому, что его волшебный предмет "командует" всеми остальными предметами того же рода. Откуда такая уверенность, будто это произойдет?
Дело тут в различии свойств нашего мира и мира Смерти. Во-первых, сразу оговоримся, что мир Смерти не имеет отношения ни к раю, ни к аду, ни к какой-нибудь Вальгале и, строго говоря, даже к царству бога Плутона. Все перечисленное является (или являлось когда-то) информационными эгрегорами "жизни после жизни", областями своего рода посмертного существования информационных матриц некогда проживших жизнь людей. Мы же говорим о настоящей, то есть полной смерти, ведущей не к разновидности посмертного бытия, а к окончательной дезинтеграции существа. О Смерти, которую можно назвать Орлом, Божьей Матерью, Реей-Кибелой и даже Сингулярностью. Главное ее внутреннее свойство - тождество. Наш мир - это мир отдельных предметов, отдельных слов и отдельных понятий. Единство у нас, извините за выражение, достигается только в многообразии. А там, у этой самой Великой Матери ничего отдельного друг от друга нет. И слова, и понятия, и предметы - все едино. И настолько ее принцип тождества всеохватывающий, настолько там от него никуда не деться, что тождественна она любым своим частям, даже если те не тождественны друг другу и не тождественны ей. Ой! Совсем заговорились!
... А тождественно В, и при этом В не тождественно А! Бред! Был бы жив создатель логики Аристотель, прибил бы за такое приписывание тождеству векторных свойств. По воспоминаниям современников, он мужик довольно крепкий... Все-таки резонный вопрос: откуда эти нетождественные друг другу части там, в мире, как мы постулируем, изначального абсолютного тождества, взялись?
Откуда-откуда... Да отсюда. Если кастанедовский Орел пытается пожрать предмет, жестко завязанный на эгрегор в нашем мире, или предмет, на который направлено внимание людей или богов, предмет, который контролируют с нашей стороны, то объект не поспешит сливаться с великим Тождеством до тех пор, пока такой контроль успешно сохраняется. Быстро пожрать и дезинтегрировать его у Смерти не получится. Но с другой-то стороны, Она с объектом уже отождествилась. Бросим сейчас контроль - ухнет предмет в Сингулярность к растакой-то Матери, пиши пропало, навеки исчезнет за горизонтом событий. А выдернем назад, в наш мир - потащит предмет за собой всепобеждающую силу отождествления. И станет единым с предметами своего рода. А заодно, кстати, и с общим понятием, и с названием этих предметов. Образно говоря, пока объект был "на границе", в мир Смерти от него тянулась прочная линия тождества, а в наш мир расходился веер тонких паутинок подобия. "Дернули" к нам - и тождество распределилось среди подобия. Брр...

Часть 2

Исторический пример. Хотя... не будем злить историков скептического направления и скажем, что пример мифологический. Жил да был фараон Ра, правитель то ли Верхнего, то ли Нижнего Египта, то ли всех этих территорий сразу. И, говорят, умирал каждый вечер. Только солнце за горизонт, а он сразу - в царство мертвых. А полоснет первый лучик солнца по пустыне, где пирамиды еще тогда не стояли, и оживает доблестный фараон. То, что он сам от постоянных умираний и воскресений не менялся, так это как раз не удивительно: Солнце оно и есть Солнце. И в нашей Солнечной системе отождествляться ему кроме себя самого больше совершенно не с кем. И принципу Cолнца, что олицетворял в себе Ра, соответственно, тоже. А вот практические шаги по улучшению жизни египетских трудящихся Ра охотно предпринимал, ему было не трудно, все равно каждую ночь туда-сюда мотался. Например, однажды утром он принес древним египтянам пиво. Возможно, что какие-то напитки они и раньше варили, но после того, как Ра сносил бутылочку на ту сторону, технология их приготовления должна была стать общепринятой, универсальной, название единым для всего Египта, а сам напиток ритуальным. Для гарантированой религиозной связи пьющего с самим богом Ра. Славный скандинавский бог Один тоже на Ту сторону ходил. Среди прочего принес такую полезную вещь, как руны. Если и были до него какие-то значки, то простые, не универсальные, ситуативно используемые. А стали цельной системой символов, крепко связанных с понятиями и силами. До сих пор немало народу с их помощью успешно гадает.
Орфей принёс из загробного мира лиру (не расставался с любимым инструментом даже в походе за женой Эвридикой). Лира эта стала волшебной, а понятие "лира" стало символом и музыки, и поэзии, и всего искусства как такового.
Провести подобные челночные операции можно, говорят мифы, и с вещами, и с физическим телом, и с любыми информационно-энергетическими реальностями в сознании. Это должно привести к универсализации и глобализации структур и принципов, совершивших подобное путешествие. Умрёт и воскреснет патриот - получим несгибаемый универсальный принцип патриотизма. Восстанет из мёртвых засранец - мир ожидает диктат космического принципа засранчества, необоримого, как земное притяжение...
Впрочем, дадим слово самим древним. Анналы самого разного рода бережно хранили имена тех, кому удавалось со знанием дела и пользой для общества умереть и воскреснуть, ведь в результате этого мир каждый раз немного менялся. И расставим по тексту курсивы для выделения обязательных банальных моментов такого мифологически вполне достоверного, хотя и совсем нерядового для нынешней эпохи события.
"...Ромул ...производил смотр войску, внезапно с громом и грохотом поднялась буря, которая окутала царя густым облаком, скрыв его от глаз сходки и с той поры не было Ромула на земле. Когда же непроглядная мгла вновь сменилась мирным сиянием дня, и общий ужас наконец улёгся, все римляне увидели царское кресло пустым; хотя они и поверили...ближайшим очевидцам, что царь был унесен вихрем, всё же, будто пораженные страхом сиротства, хранили скорбное молчание. Потом сперва немногие, а за ними все разом возглашают хвалу Ромулу, богу, богом рожденному, царю и отцу города Рима, молят его о мире, о том, чтобы, благой и милостивый, всегда хранил он своё потомство.
Но и в ту пору, я уверен, кое-кто втихомолку говорил, что царь был растерзан руками отцов /сенаторов/ - распространилась ведь и такая, хоть очень глухая молва; а тот, первый рассказ, разошелся широко благодаря преклонению перед Ромулом и живому ещё ужасу. Как передают, веры этому рассказу прибавила находчивость одного человека. ...Явился на сходку Прокул Юлий и заговорил с важностью, хоть и о странных вещах. ``Квириты, - сказал он, - Ромул, отец нашего города, внезапно сошедший с неба, встретился мне нынешним утром. В благоговейном ужасе стоял я с ним рядом и молился, чтобы не зачлось мне во грех, что смотрю на него, а он промолвил: "Отправляйся и возвести римлянам: угодно богам, чтобы мой Рим стал главой всего мира. А посему пусть будут усердны к военному делу, пусть ведают сами и потомству передадут, что нет человеческих сил, способных противиться римскому оружию". И с этими словами удалился на небо``. Удивительно, с каким доверием выслушали вестника, пришедшего с подобным рассказом, и как просто тоска народа и войска по Ромулу была утолена верой в его бессмертие". Тит Ливий. "История Рима от основания города",[23] Кн.1, пер. В. М. Смирина.
Воскресение Ромула было среди всех римлян более тысячелетия общепризнанным мифом, а среди богобоязненных римлян - признанным фактом, религиозным догматом, так сказать. Между прочим, мать Ромула и Рема - девственная жрица, а папа - не кто иной, как бог Марс. Странно, как мало известны эти эпизоды нынешней общественности. С чего бы это? Заговор молчания какой-то! Будто историкам по мозгам CNN проехал! Тут же на самой поверхности точная аналогия!
В пику несправедливости приведём ещё одну длинную цитату из ещё одного уважаемого античного историка-моралиста, писавшего в просвещённом втором веке, и потому в чудесные воскресения во плоти не верившего, но тем не менее добросовестно пересказывавшего более древние тексты.
"Ромул исчез внезапно. Никто не видел ни части его трупа, ни куска одежды. Одни говорят, что сенаторы напали на него в храме Вулкана, убили и искрошили тело в куски... по словам других... Ромул собрал народ за городом... Внезапно в воздухе произошли удивительные необыкновенные явления и невероятные перемены: солнце затмилось, настала ночь, но ночь не тихая, спокойная, - началась ужасная гроза и ветер, дувший со всех сторон с яростью урагана. В то время, как народ бросился бежать куда ни попало, сенаторы собрались вместе. Когда гроза кончилась, и засияло солнце, народ вернулся... ища царя и боязливо спрашивая о нём. Сенаторы положили конец его поискам и любопытству, приказав всем почитать и молиться Ромулу, который, по их словам, вознёсся на небо, и из доброго царя будет для них милостивым божеством. Народ поверил этому, и удалился с молитвой, в радости, полный весёлых надежд. Некоторые, однако... с негодованием... разыскивали истину и напугали патрициев, обвиняя их в том, что они морочат народ, и что они сами убили царя. Тогда... Юлий Прокул... уважаемый за свою жизнь, друг и доверенное лицо у Ромула, вышел на форум, и под страшною клятвой, прикасаясь при этом к священным предметам, сказал громко, что когда он шел, навстречу ему попался Ромул. Он был так красив и высок, как никогда раньше. Его блестящее вооружение горело огнём. Патриций испугался... и спросил: "Царь, что с тобой или что задумал ты, если оставляешь нас в жертву несправедливому, злостному обвинению и заставляешь сиротеть весь город, который глубоко скорбит о тебе?" -"По воле богов, Прокул,- отвечал ему царь, - я после долгого пребывания среди людей основал город, которому суждено подняться на вершину могущества и славы, и снова возношусь в своё небесное жилище . Утешься и передай римлянам, что если они будут мужественны и благоразумны, они достигнут высшей степени человеческого величия. Я буду вашим богом-покровителем, Квирином". Римляне поверили этому рассказу, принимая во внимание частью личность рассказчика, частью данную им клятву. Казалось, ими овладело настроение, по воле свыше похожее на исступление: ни один голос не поднялся против, всякие подозрения и обвинения исчезли, и они стали молиться обоготворённому Квирину." (Плутарх, "Жизнеописания", пер. В. Алексеева)

Часть 3

А вот из другой похожей истории, случившейся примерно через восемь веков после первой. Так как она сейчас общеизвестна, то ограничимся одной и совсем коротенькой цитаткой. "Было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого. И померкло солнце и завеса в храме раздралась посредине. Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки твои предаю дух Мой. И сие сказав, испустил дух." (Лука, глава 23).
Дальше, как известно, следовала стандартная мифологическая программа: исчезновение физического тела, явление воскресшего богочеловека нескольким очевидцам, и, как водится, своеобразные "заветы Ильича". Только в первом случае они были про то, что надо всемерно крепить доблестные вооруженные силы великого Рима, а во втором - что надо трудиться в поте лица для пропаганды в массах будущего "Царствия небесного".
Есть правда теории, доказывающие баснословность личностей Ромула и Христа, идущие от всё отрицающих скептиков 19-го века. Вполне научные, тоже апеллирующие к историческим источникам.
"...возникновение /Рима/ связано с именем Ромула, в образе которого спрессовались воспоминания о целом ряде реальных вождей-правителей, имена которых оказались забытыми. При этом, вопреки легенде считается, что имя "Ромул" было образовано от названия города Рима (Roma), а не наоборот" [8],стр.419. Кто знает, может и в образе Петра Великого, названного Петром в честь города Петербурга "спрессовались воспоминания" о Малюте Скуратове, Лжедмитрии втором, Михаиле Романове, Алексее Михалыче и царевне Софье...
Усомниться во всех римских или соответственно христианских источниках не трудно, особенно если заранее считаешь изложенные там события "ненаучными" и "чудесными". Невозможными то есть с точки зрения науки восемнадцатого и девятнадцатого века... Лет через пятьсот историкам будет так же нетрудно доказывать баснословность личностей Гитлера, Сталина и даже Михаила Горбачёва. Труднее игнорировать результаты деятельности этих политиков. Ведь результаты многочисленны и значительны. След в истории весом. И чтобы эти результаты, этот след адекватно и просто объяснить, легче предположить существование упомянутых исторических персонажей, а не вымудряться, доказывая, что Гитлер - умелая коллективная мистификация Национал-социалистической партии под руководством загримированного Бормана или переодетого Риббентропа.
Так и в случае Христа с Ромулом. Результаты их религиозных подвигов настолько значительны, что пройти мимо них с непредвзятым умом, пожалуй, невозможно.
Любители астрономии знают Крабовидную туманность в созвездии Тельца, которая расширяется со скоростью примерно тысяча километров в секунду. Год от года увеличивает она свой размер. Зная уравнение её скорости разлёта, нетрудно вычислить время, когда её угловой диаметр был равен практически нулю. Подсчитали, - оказалось около 1050 г. не было бы видно ещё совершенно никакой туманности, на счёт которой существует гипотеза, что она - результат колоссального взрыва так называемой сверхновой звезды, взрыва такой силы и яркости, что он должен был бы быть наблюдаем на земле невооруженным глазом. Что же, в китайских летописях 1054 г. упоминается о звезде, сиявшей даже днём именно в том участке неба, где Крабовидная туманность находится.
Сравним варианты гипотез на счёт китайской летописи: 1) Китайские летописцы были фантазёрами. Надо же, среди бела дня светит у них в небе звезда! Чепуха какая! 2) Китайские летописцы задним числом отрабатывали социальный заказ, написав, что в день рождения текущего китайского императора, многая ему лета, зажглась в небе в честь праздника звезда-гостья, явно о дне рождения не упоминая, чтобы оппозиция не обвинила их в подхалимстве. Поэтому-де в Европе свидетельств про эту звезду и не найдено. 3) Китайская звезда - та самая сверхновая, породившая нынешнюю Крабовидную туманность. Шаткая последняя гипотеза, правда? Для её признания нужно ведь согласиться, что летописи могут и не врать иногда... Да что там, никто из нас сверхновых не видел. Уж не потому ли, что их вообще не бывает...
Так вот, простите мне сумбурное отступление, воскресение Ромула и воскресение Иисуса - начальные моменты колоссальных духовно-исторических событий. Ну, сверхновыми своего рода были они на небосклоне человеческой истории. Так рванули, что это на многие сотни лет определило развитие цивилизации в очень существенных, глубоких чертах. Мы можем спорить про достоверность тех или иных эпизодов из жизни Христа и Ромула и даже вообще в их жизнь на земле не верить. Археологическая находка того самого клочка одежды Ромула или новых отпечатков тела Христа ничего не в состоянии ни убавить, ни прибавить к великой роли таких персон. Они - неотъемлемая теологическая реальность человечества, а их существование - несомненный теологический факт, регистрируемый на уровне эгрегоров.

Часть 4

Ромул был основателем и царём города Рима. Самым римским из всех римлян, так сказать. Что произошло согласно нашей байке про "ту сторону" после его воскресения? Да превратился он в Универсального римского гражданина. Стал Принципом римской гражданственности. И все до одного римляне получили с этим Универсальным Гражданином устойчивую связь. Вот вам и эгрегор римского патриотизма. "На поверхности" патриотизм этот мог "перекрываться" и шкурными интересами, и политической враждой, и потрясениями от военных поражений. Но в историческом масштабе патриотическая мощь Рима всегда прокладывала себе дорогу и сделала-таки Рим, пожалуй, величайшей империей всемирной истории.
А куда им было от такой судьбы деваться? Если Ромул-Квирин - эгрегор гражданственности, Юпитер - эгрегор разума, а Марс - сила родной земли и эгрегор военной мощи в одном флаконе. Чтобы организовать устойчивую работу обратной связи с эгрегорами, население города пригласило даже иностранного специалиста, царя Нуму-боговидца, который посвятил вопросам увязки деятельности граждан с вышеупомянутыми эгрегорами много лет религиозных трудов (см. "Жизнеописания" Плутарха).
Самым опасным для противников Рима, как показывает история, было одержать несколько крупных побед над римской армией. И чем больше рубили при этом легионеров, тем тяжелее были последующие неприятности. Словно сам ход событий начинал врагов города Рима на каждом шагу наказывать. Что мы хотим, если у Ромула-квирина два основных свойства: а) он Римлянин, и б) он мёртвый. Так что ни один погибший римлянин мимо этого эгрегора не проскочит. Своеобразная жертва получается каждый раз в бою, и по иронии судьбы руками римских врагов.
295 г. до н.э. Решительное сражение на склонах Апеннин с объединенной коалицией врагов. Римская армия, которой командуют оба консула, Фабий Руллиан и Деций Мус, попадает в критическую ситуацию. Мус подбегает к жрецу и приказывает немедленно "оформить" для богов жертву из двух частей: Римского консула и всей неприятельской армии. После чего, очертя голову, бросается в самую жуткую мясорубку, " ... на верную смерть, в твёрдой вере, что если исполнится первая часть обета, то боги исполнят и вторую. Он погиб, но римские воины удвоили свои усилия и одержали полную победу. Она стоила жизни девяти тысячам римских граждан, но имела и огромные результаты. Коалиция против Рима распалась: галлы бросили войну, Этрурия в следующем году заключила мир..." (Т.Моммзен, [15]). Победа эта случилась не только после, но и как были уверены римляне, в результате гибели их вождя! Вот дураки! Не знали, что богов-то на самом деле нету!
280 г.до н. э. Царь Пирр, великий полководец, нанёс серьёзное поражение римлянам на юге Италии, но "...понял, однако, что трудна будет борьба с Римом, ... ни один пленный не принял предложения поступить к нему на службу, что постоянно делалось в Греции... ...на честное слово /Пирр/ отпустил всех пленников на праздник Сатурналий - и все они возвратились к сроку". (Моммзен). Через год Пирр одержал ещё одну, на сей раз "Пиррову" победу, и "с грустью видел, что никакого существенного политического успеха он не достиг; ему стало ясно, что ресурсы римлян сравнительно с его ресурсами чрезвычайно велики, помимо того, что Рим прилагал к борьбе неизмеримо больше энергии, чем коалиция". (Он же, а курсив наш). Так и покинул царь Италию ни с чем...
217 г. до н. э.: Ганнибал в Италии. Римляне терпят страшное поражение на Тразименском озере. Наголову разбиты лучшие военные силы...
Римляне срочно, даже с нарушением закона, выбирают диктатором своего рода Кутузова, Фабия Максима, прозванного за кроткий нрав "овечкой", а за неспешность в делах "Медлителем". Враг хозяйничает на всём севере Италии, а Квинт Фабий Максим, ненормальный
"... в день своего вступления в должность созвал сенат и начал с рассуждения о божественном. Консул Фламиний /потерпевший поражение и сам погибший/, сказал он сенаторам, больше виноват в пренебрежении к обрядам и ауспициям, чем в дерзкой неосмотрительности; и надо вопросить самих разгневанных богов, как их умилостивить..." [23] и добился, после консультаций со жрецами, постановления про жертвы и обеты разнообразнейшим богам, только перечисление которых у Тита Ливия занимает две страницы! А сам диктатор дал обет о строительстве храма Венере. Вместо того, чтобы сразу броситься воевать с Ганнибалом, старый лис озаботился энергетическим латанием эгрегоров. Это про него Ганнибал, говорят, в сердцах сказал, что "трусости" Фабия он боится куда больше, чем отваги всех остальных римских полководцев.
И что накачанные энергией эгрегоры? Вмешивались в ход войны? А как же! Когда после диктатуры Фабия лихой и героический консул Варрон вновь пренебрёг знамениями, случилась битва при Каннах, попавшая во все учебники истории и военного дела. И чем кончилась эта битва, "одно из величайших бедствий народа римского", хорошо известно.
Ну а медлительный Фабий долго изматывал врага, уклоняясь от решительных сражений. Однажды диктатору попало письмо от его лазутчиков, где подробно описывалась диспозиция войск Ганнибала. Вот она, возможность верного сокрушительного удара! Римляне трубят выступление, сворачивают лагерь, быстренько строятся в походные колонны... А Фабий на правах жреца давай скорей гаданиями заниматься, богов вопрошать. Не такие внутренности у птиц, хоть ты тресни. И летят по небу птички не те и не туда. Велика была власть всяких суеверий над необразованным Фабием! Сыграли отбой, вернулись римляне в лагерь, и выставили дополнительных часовых... Как позже выяснилось, разведчиков Фабия захватил в плен Ганнибал, и искуснейшие переписчики подделали письмо, чтобы заманить Фабия в ловушку.
Несколько лет спустя Ганнибал подошел с войском к самому Риму. В городе смятение, паника... Женщины дружно метут алтари богов распущенными волосами... "...Ганнибал вывел в боевом строю всё войско, ...консулы от сражения не уклонились. Оба войска приготовились к битве - наградой победителю был бы Рим, как вдруг хлынул ливень с градом; солдаты, чуть не побросав оружие, укрылись в лагере, но вовсе не из страха перед врагом. И на другой день войска, выстроившиеся на том же месте, заставила разойтись такая же буря, но стоило солдатам укрыться в лагере, наступала удивительно ясная и тихая погода" (Тит Ливий, "История..." кн.26).
Сципион Африканский Старший, одержавший важные победы в Испании и затем разбивший самого Ганнибала в битве при Заме слыл человеком, общающимся с богами на короткой ноге. Не раз будто бы помогали ему боги, в частности в удачных авантюрных военных предприятиях. Чего стоит его операция по взятию испанского Нового Карфагена! Штурмовать сильно укреплённый город с многочисленным гарнизоном, высокими стенами и метательными машинами с подхода, без планомерной осады было по тем временам безумным мальчишеством. Однако во время сражения сильный ветер отогнал в море воду из залива, на берег которого выходила одна из стен города. Осаждённые, уверенные в безопасности направления (фи, у римлян даже лодок не было) эту стену не обороняли. Легионеры по пояс в воде быстренько притащили лестницы... и пал Новый Карфаген. Сам полководец утверждал, что на стороне Рима в тот день был Нептун. Тит Ливий, впрочем, говорит, что Сципион узнал про уровень воды в заливе от местных рыбаков, а про Нептуна, это он так, для поднятия духа войск... (Вопрос к Ливию: а что, редкий в этом месте и по силе и по направлению ветер тоже местные рыбаки, специально для своего друга Публия Корнелия, организовали?)
Но уже внук этого Сципиона, разрушитель Карфагена Сципион Эмилиан, предводитель известной римской тусовки интеллектуалов, видимо ни в каких богов не верил, однако выступал за тщательное соблюдение религиозных обрядов, считая это делом государственной важности (и не зря: веришь в Телефонную Станцию или не веришь, всё равно абонентскую плату лучше вносить, иначе возьмут и отключат, даже интересоваться не будут твоей верой).
Кстати, ни один из римских военачальников не то что рядом, но и ступенькой ниже Ганнибала, этого Моцарта военной тактики и стратегии, не может стоять. И в плане финансовой мощи Рим тоже уступал богатейшему торговому городу Карфагену.
Даже во 2 - 1-м вв.до н.э., когда нашкодили римляне многим богам, когда наступило у них время позора, развала и невиданной продажности, всё равно выстоял Рим. Потому, что был у него бог, который по природе своей не в состоянии был от Рима отвернуться. Он самый, Ромул-Квирин!
Так оно мало-помалу шло-ехало; несло Рим к владычеству над всем Средиземноморьем... Ромул же предупреждал. Нет, говорил он, силы, способной противиться римскому оружию... Обманывал. Серьёзно, в педагогических целях обманывал своих дорогих соотечественников. Уверенность в себе на века вперёд вселял. Уж кому-кому, а ему, побывавшему "за рубежом" прекрасно было известно, что за "сила на Её стороне".
Христос утворил своей челночной операцией дело в итоге ещё более масштабное, чем первый из римских царей. Будучи последователем своего родного бога Иеговы, одного из антропоморфных богов, умирая, он имел в своей психике инструмент контакта с этим божеством. Как любой реальный адепт или жрец. Да только был он, видимо, ещё и не рядовым жрецом. (Дыма-то без огня не бывает. Не зря про него говорят, что он не кто иной, как сын божий...) Ну а в результате воскресения создал Универсального антропоморфного бога и Универсальную Душу. Супербожество и суперинструмент постоянного контакта с ним.

Часть 5

Что дало это миру и человечеству? В смысле, дало быстро и конкретно, за вычетом обещаний и рассказов-агиток про то, что когда-нибудь должно стать существенно лучше, но после того, как сначала станет, согласно тем же обещаниям, существенно хуже: подобное мы от строителей коммунизма с пионерских лет слышали. Ведь с пивом, азбукой, волшебными мечами, патриотизмом и. т. п. всё более-менее ясно. Их можно с успехом использовать в тот же самый день, как они появились. Великие учителя древности хорошо и быстро работали, технически грамотно. Не ставили себе амёбообразных эпохальных задач вроде спасения оптом всего человечества, а, являясь уважающими себя профессионалами, добивались чёткого решения конкретных вопросов.
Но вещь, созданная Иисусом другая, не столь приземлённая, как перечисленные. И не в смысле какой-то особой возвышенности, а в смысле проблем с прагматической пользой...
Только представим себе: окрашивается древнеегипетский песок лучиками восходящего солнца, и в очередной раз возвращается из царства мёртвых достопамятный фараон Ра. В руках у него - чан с жидкими фекалиями. И взывает Солнечный бог к народу египетскому: Люди, - говорит,- принёс я вам жидких фекалий. И с сего дня вы должны будете их пить. По стакану в день. Это для того, чтобы потом, если вы будете правильно себя вести, вы в загробном Царствии пивном могли бы пить замечательное пиво. О, пиво, это же верх блаженства! Жидкое торжество света над силами тьмы, так сказать! Кто задал вопрос, что такое пиво и почему бы его сразу не пить? Где этот нечестивец? Ты своим скудным человеческим разумом всё равно не сможешь понять, что такое пиво. Почему сейчас обязательно пить фекалии? Да потому, что неисповедимы господни, мои то есть, пути. Я же вас всех хочу спасти! Уже, можно сказать, спас... Не задавайте более дурацких вопросов. Поймите, я буду считать хорошими и дам потом пива только тем, кто согласен принимать натощак фекалии. Для испытания: кто мне предан, должен принимать натощак фекалии. Шагом марш!
Или воскресает некий забытый нами колдун, учитель других колдунов и воспитатель целого народа. Культурный герой, так сказать. В руке - ржавая кривая железяка. - Соратники, кричит, Я принёс вам Дрянной меч, Который и мечом-то назвать стыдно. И с этого дня все ваши мечи будут такие же дрянные. Но уже близко, при дверях, истинно вам говорю, ещё не зарубят последнего из вас, как придут времена Меча острого и сверкающего, я сказал! А до той поры сражаться вам мечами ржавыми да хлипкими. Да не бойтесь! У всех врагов тоже мечи ржа поела! Я же Дрянной меч от самой Великой Матери притащил. Умаялся умирать и воскресать. А вы, неблагодарные ноете "плохой да плохой, победят нас да разобьют...." Маловеры! Да мы с вами можем всё железо на земле на дрянь переработать!
А вот ещё прибегает на сходку некий Прокул Юлий, и говорит, с важностью, хоть и о странных вещах. - Квириты! Видел я сегодня воскресшего нашего царя Ромула. Говорил он, что ожидает Рим великая судьба. Завтра разобьют нас сабиняне и обратят в рабство. А послезавтра этруски всех закуют в кандалы и порвут ноздри. А через неделю выкупят нас африканцы, прикуют к вёслам на кораблях и каждому второму уши отрежут! И обещал Ромул, что не переведутся на земле потомки римлян, возлюбленного им народа. Какие-то обязательно выживут. Может, даже больше, чем один. Всё бы вам ёрничать не по делу, квириты! А вот потом, то ли через тысячу лет, то ли через десять тысяч, это я плохо расслышал, вроде бы станет Рим, не знаю, где он тогда будет, на небесах, что ли, господином мира. Ну, когда второе пришествие Ромул организует. Такие вот, квириты, дела. Нет, сразу господами мира мы не станем. Есть у Ромула Враг такой-разэдакий, который на нашем пути в светлое будущее строит Ромулу пакости. При чём тут плохой танцор? Нет, Ромул говорит про себя, что он бог, конечно. А Враг его будет руками сабинян и эфиопов над нами издеваться... как бы для испытания... Ну, любим ли мы нашего Ромула. Сам-то он нас, сказал, любит. Да я же сказал, почему не защитит. Это Враг во всём виноват. Пакости строит. А вот потом как-нибудь Ромул уж ему, злодею, задаст!
Наконец, Один одноглазый на землю возвращается. В шляпе своей старой, борода седая, несёт из царства мёртвых какой-то мешочек. А в мешочке костяшки со значками гремят. Волшебная руническая азбука. И молвит Один веское слово. - Дорогие скандинавские трудящиеся! Тут я вам азбуку мистическую принёс... Только пользоваться ей никак невозможно. Путаница с неё, безумие, тошнота и головная боль. Да какое там предсказание будущего! С моей азбукой вообще становится ничего не понятно. Даже если у кого капля ума была, то её из головы словно ветром выдувает. Я же говорю, дурь и безумие. Как зачем такую принёс? Да это ж испытание, любите ли вы меня. Если любите, то должны новой Дурной азбукой пользоваться до моего второго пришествия, а все другие системы знаков я запрещаю. Гореть им всем, ненашенским знакам и алфавитам! В этой... Огненной, которая в Африке живёт и на собаку большую похожая! Да, точно, геенне огненной. Да я и сам не против, чтобы была нормальная азбука для чтения, письма, гадания... Это вообще-то в мой великий план преобразования дикой Скандинавии входит... А сейчас Мне, честно говоря, Мировой злыдень напакостил. Всё перепутал с рунами... Нет, это не я не умею, это плохой Мировой злыдень мне пакостит. Ну, я его создал, я сам. Как зачем? Потому, что вы все плохие и неблагодарные. Ладно, не надоедайте. А мои логические противоречия вас не касаются. Запомните: неисповедимы, эти, как их, пути господни. Мои то есть пути. Считаете, дурь? Ну, конечно, я же принёс Дурную азбуку. И ни куда вы, милые, не денетесь. Я же только что воскрес. Так что Дурь теперь - Универсальный принцип. Что, хотите, чтобы Ум универсальным принципом был? Ну это надо с умом умереть, а потом с умом воскреснуть. Есть желающие? Тогда довожу до вашего сведения, что божественная Дурь до второго пришествия моего ум сильно превосходит. Превосходит! В силу того, что умом Дури не понять, а Дурь любую умную вещь может испортить. Дурите, дети мои. А там как-нибудь, если примерными круглыми дураками себя покажете, мы царство ума всё-таки организуем. Ну, на небесах, ясное дело, после моего второго пришествия... С точки зрения разума дурь это и есть дурь, какими бы освященными временем педагогическими благоглупостями она себя не окружала.

Часть 6

В истории языческих религий были эпизоды, когда люди отказывались поклоняться отбившимся от рук богам. Не только ведь паства находится под неусыпным контролем и воздействием эгрегора. Связь-то обратная. Так что люди как носители эгрегора тоже могут к обанкротившимся богам весьма чувствительные санкции применить. Разобьют алтари, закроют храмы, перестанут приносить жертвы. Для антропоморфных эгрегоров, завязанных на человеческий психоэнергетический ресурс это было очень серьёзным наказанием. Если боги не справляются с элементарными задачами здравой организации социальной и психологической жизни, значит либо ревизию жреческой технологии проводить надо, сбой устранять, либо гнать такого небесного покровителя в шею! Вместо него можно иноземного позвать, как князя или короля. Потом притрётся, обрастёт национальными чертами...
"Во время осады... ...многим жителям Тира приснилось, будто Аполлон сказал, что он перейдёт к Александру, так как ему не нравится то, что происходит в городе. Тогда, словно человека, пойманного с поличным при попытке перебежать к врагу, тирийцы опутали огромную статую бога верёвками и пригвоздили её к цоколю, обзывая Аполлона "александристом"". (Плутарх [16] т. 2 стр. 385). Но увы! Против принципа, универсализованного в результате воскресения детские методы эти бессильны. Ведь корнями универсальное явление уходит глубже даже тех мест, где "...все залегают одно за другим и концы и начала, мрачные, страшные...". Ментальным эгрегорам туда хода нет. Не локализуешь такой принцип, не спрячешься от него. Он будет действовать на "обычных" богов как проникающая радиация...
Как-то не часто бьют у нас иконостасы за то, что случился неурожай картошки. Старая и железная отговорка: во всём виноват плохой сатана да греховность самих верующих. Да и смысла в битье универсализованного принципа или его символов нет почти никакого. Чем больше ты его лупишь, тем больше собственными действиями его сам и усиливаешь (вспомним убиенных римлян!), и поклоняющийся Диаволу этим увеличивает славу божию. Серьёзно! Близко к тексту, так один из церковных авторитетов говорил. И был всецело прав.
Сатанисты работают с отрицательным гребнем энергетической волны текущего теологического Суперэгрегора. И если отрицательный гребень увеличивать, то амплитуда волны... Конечно! Возрастает! И положительный гребень тоже неминуемо растёт. А если увеличивать положительный гребень?... То отрицательный?... Правильно! Рука руку моет, вор вора кроет, товарищи! И если бы врагов народа не было, их нужно обязательно придумать и сделать, чтобы устойчивость системе придать, а не только для того, чтобы списывать на них недееспособность духовных пастырей.

Часть 7

Так кем был и кем остался в памяти людей мелкий национальный божок Иегова, ставший Богом-Отцом, изначальной матрицей, лежащей в основе нынешнего теологического мироустройства? Ну, на счёт творца и господина мира, это увольте. Обычный набор формул победившей партии и её вождя. Великий продолжатель дела бессмертного Ленина, Отец народов, Вождь и учитель, наш рулевой... Угу, ещё скажите, жена всех мужей и муж всех жен. В начале двадцатого века много-много партий в России было, много революционных лидеров, очень даже известных и общественной деятельностью своей, и произведениями. А в тридцатые годы он один такой, с пелёнок вдохновитель и с детсада продолжатель остался. Все остальные стали э... оппортунисты, наймиты иностранных разведок и подлые двурушники.
Объяснил, значит, Яхве евреям, что он, не больше не меньше, как творец вселенной. Представляете себе, какой жутко крутой принцип искал - с ног сбивался - с этим народом сотрудничества? С ним же, Творцом всемогущим, страшно выгодно установить обратную связь. И, казалось бы, совсем нетрудно будет доказать явные преимущества такой религии всем остальным народам. Но остальные, непонятливые, спокойно чтили своих богов, и ничего об этом, извините за выражение, истинном боге, не знали. А те, кто знал, не спешил заводить с ним отношения... Почему, это нам с позиций надцатого Никейского или Царьградского съезда КПСС объяснили: их боги были на самом деле вовсе не боги, а вредоносные оппортунисты, бесы языческие, застившие своим поклонникам благотворный свет подлинных великих идеалов. И мыкались, страдали эти народы в темноте религиозного невежества с разными своими Зевсами да Юпитерами.
Кстати, Зевс-Юпитер за почитание других богов и других пантеонов не наказывал. Это же как раз с античных времён принцип свободы совести до нас, горемычных, дошел. И практические основания этого принципа разумны и просты: если человек обращается к богу, независимому от Юпитера, это Юпитера вообще не касается; если человек обращается к богу, сильнейшему, чем Юпитер, то сильнейший бог осуществляет своё право сильного, и вмешиваться туда Юпитеру нельзя, по статусу не положено; если человек обращается к богам, которых нет, то это дурак, и он нуждается во вразумлении, а не в наказании. Ну а все прямо неугодные царю богов титанические сущности давно отправлены "в недра широкодорожной земли". Яхве в их число не входил. Ему позволено было жить и общаться со своим народом.
Отсюда у самых разных народов древности этакое космополитическое уважение к иным религиям и иным богам; отсутствие религиозного иммунитета, терпимость, идущая от глубинного осознания силы своих и чужих национальных, государственных, наднациональных, культурных и "общементальных" эгрегоров. "Арверны и ныне показывают висящий в храме меч Юлия Цезаря, захваченный в бою. Он сам впоследствии, увидав этот меч, улыбнулся и, когда его друзья хотели убрать меч, не позволил это сделать, считая приношение священным". (Плутарх).
Александр во время своих завоеваний всегда интересовался, как почтить местных богов и приносил им жертвы. В Египте, к примеру, пустился в длинный и рискованный путь в храм бога Амона. И было всё это не исключениями, не частью политического имиджа великих завоевателей, а нормой религиозного поведения того времени, не вежливостью, а практической адекватностью. Впасть в немилость каких бы то ни было богов - себе дороже. Тацит пишет, что римляне всякий раз, воюя на землях других народов, - британцев, германцев, с большим вниманием относились к чужеземным богам и к знамениям, которые, как считалось, были с ними связаны.
Персидские цари Ахемениды старательно почитали всех богов покорённых народов (и даже Яхву, кстати!), короновались в каждом важном религиозно-политическом центре огромной державы с соблюдением всех обрядов, принимая власть из рук жрецов, действовавших от имени богов. Во время греко-персидских войн персидский полководец Мардоний перед решающей битвой при Платеях принёс жертвы греческим богам по греческим обрядам, надеясь этим, современным языком говоря, хотя бы отчасти нейтрализовать психоэнергетическое преимущество греков, сражавшихся на родной земле при поддержке родного пантеона.
Гонения же на иудеев в этом контексте в императорском Риме имели скорее характер дружного общественного осуждения, а не собственно религиозного преследования. Вся империя культ Императора отправляет, и только они чем-то недовольны. Дико было для веротерпимых и считавших себя просвещенными римлян и эллинистических греков, что один из народов почему-то отказывается выполнять несложную религиозную формальность, с годами по своему значению всё больше напоминающую что-то вроде пения гимна Советского Cоюза раз в году хором.
Впрочем, с позиций Эгрегора римского Государства это выглядело не так безобидно: все граждане, принося жертвы, поддерживают его энергетически. И таких, лояльных, огромное большинство. Это большинство зарабатывает себе благоволение государства, подпитывает его. А маленькая группа людей этого делать не хочет... Тут государство просто как стихия, как эгрегор проявит своего рода иммунитет по отношению к смутьянам. И римляне были не первыми, кто такой иммунитет проявлял, не первыми по самой своей природе терпимыми язычниками, которых Яхве довёл до белого каления: "Эдикт Антиоха IV (167г. до н.э.) под угрозой смертной казни запретил выполнять предписания яхвизма... Иерусалимский храм был превращён в храм Зевса Олимпийского, свитки священного писания сожжены и т.д. Столь непривычная для эллинистических царей (наш курсив) практика религиозных гонений вытекает из самой сущности конфликта в Иудее..."([8], стр.335) У самих же иудеев был важный повод становиться отказниками перед статуей Цезаря и мелочно вредничать в десятках других случаев. Ревнивый он, ветхозаветный Яхве.

Часть 8

Ревность его объяснялась, возможно, как и в случае многих безмерно ревнивых жён или мужей, всего лишь комплексом неполноценности, маскируемым демонстрациями истеричной крутости. Ведь способен был национальный божок только на одно: хранить этнокультурную и религиозную непрерывность одного конкретного народа. Нужно только следить за тем, чтобы всех до последнего адепта не перебили. Это было его обязательством в договоре с евреями. Его он, к слову, выполнял блестяще и до сих пор вроде бы выполняет, но не более того. А что при этом не выкисает подопечный народ из рабства, плена, погромов, изгнания, что государственности надёжной после царей Давидидов так и не создал, что всех соседей раздражает, так разве про это договаривались? А науки, искусства, технологии, мореплавание? Были они, просачивались, только скорее не благодаря, а вопреки: разве клиенты Яхве чтили Аполлона, Муз, Афину-градостроительницу, Гефеста-ремесленника или им подобных богов прочих пантеонов?
Один раз, в девятом в. до н.э., при иерусалимском царе Иосафате в относительно редкие времена наличия своего государства, задумали жители Земли обетованной построить морской флот [21]. Так как лучшими и опытнейшими мореходами того времени слыли и, безусловно были финикийцы, естественно им и заказали строительство кораблей. Корабли удались на славу, капитанов и гребцов поднатаскали, обучили. Так что еврейский флот отличался от флотов прославленных в мореходстве народов крайне мало. Ну, очень, очень маленькими деталями. А точнее, их полным отсутствием.
Видите ли, на палубах кораблей той эпохи располагалось обычно два алтаря. Один алтарь морского бога, дабы можно было быстро, как надеялись моряки, умиротворить разбушевавшуюся стихию, благоприятной погоды попросить, и т. д., и т. п., в общем, взаимодействовать с природным эгрегором моря. А другой алтарный камень обычно посвящался богу разума, и находился непосредственно возле кормчего. Ну, скажем недоверчивым, для самовнушения: пока рядом стоишь, вроде и морская болезнь поменьше, и ум уравновешенный и трезвый, сонливости, вялости нет. Полезный эффект для рулевого в открытом море на утлом по нашим меркам судёнышке. Чуть буря - и моряки "...на помощь зовут сыновей многомощного Зевса, режут им белых ягнят, на носу корабельном собравшись" (Гомер).
Что, возьмёмся угадать с трёх раз, стояли ли такие алтари на иудейских кораблях? Возьмёмся угадать, как долго проплавал иудейский флот? Совсем недолго, даже до первого пункта назначения, говорит нам Библия "...они не дошли, ибо разбились в Эцион-Гебере". Моряки, понятное дело, потонули, а некоторых из оставшихся в живых разбойники, вероятно, взяли в плен и продали в рабство. А так как богу разума алтарей в Иерусалиме по принципиальным соображениям не ставили, то и выводов из случившегося, кажется, не сделали. Израильский и Иудейский цари решили вместе ещё один флот снарядить. Да уж, два брата-акробата... "...и построили они корабли в Эцион-Гебере... И разбились корабли, и не смогли идти в Фарсис". Популяризатор иудаизма среди греков и римлян Иосиф Флавий несколько глав посвящает военным подвигам Иосафата. А флотоводческую деятельность комментирует скромно: "Он заключил союз с царём израильским... и вошёл с ним в соглашение относительно постройки судов, которые должны были предпринимать плавание в Понт... Однако тут он ошибся в расчёте: вследствие своих крупных размеров корабли эти погибли, и оттого Иосафат раз навсегда отказался от мысли устроить морскую торговлю".([7]стр.462) Ой-ой! Не грузит ли римлян и нас заодно иудей Флавий? Что, финикийцы-подрядчики в порядке издевательства настроили кораблей длиннее, чем надо? Или царь, вознеся молитвы Иегове, сам с бухты-барахты эти корабли проектировал, и гигантизм Ноева ковчега его инженерной мысли покоя не давал? А может он договорился с финикийцами об оплате за количество строящихся кораблей, а потом явочным порядком приказал делать корабли длиннее, чем обычно, чтобы побольше товару влезло? В любом случае, так и не стали Израиль с Иудеей великими морскими державами. Будто что-то им мешало.
Давайте сами себя поставим на место этого загадочного "чего-то", то есть на место природного эгрегора моря и античных моряков. Чтобы разрулить на средиземноморских просторах течениями, ветрами и волнами, ох как немало энергии нужно. Максимально вероятный ход погодных событий описывается законами метеорологии и требует наименьшего количества энергии. Хотите сдвинуть вероятность в свою пользу? Обеспечить себе волну поменьше, ветерок попутный? Что же, в определенных пределах это возможно. Так как эгрегор со своей стороны потратит на управление стихиями энергию, с нас причитается определённое количество жертв. Если попадаем в жуткий переплёт, можно взять у божества кредит: прокричать у алтаря обеты, что ежели останемся живы-здоровы, то по прибытии в порт отблагодарим. Всей командой. И у купчины, чей товар везём, тоже стрясём жертву. Впрочем, трясти особо-то не придётся. Если купец не последний раз корабль нанимает или тем более сам в будущем собирается в море выходить...
Нетрудно представить двух бородатых финикийцев у причала. Стоят, провожают глазами новопостроенный флот иудейский, чешут чёрные курчавые шевелюры.
- Слышь, коллега Магон, добрые корабли... Кто строил?
- Да родственник мой и тёзка строительство вёл. Неплохо заплатил ему царь иудейский, прямо-таки прилично. Да только пользы царю иудейскому с этого флота не будет, Ганон.
- Как это не будет? Добрые корабли... За два-три плаванья, считай, окупит себя постройка... Четверть судов на неудачи откинем, всё равно, третье плаванье уже чистую прибыль даст... И ба-альшую....
- Видишь ли, друг мой Ганон. Теперешние хозяева флота эти корабли не посвятили.
- Так что они, уже в море решили обряд произвести? Чудно...
- Да нет, друг, ты не понял. Этот народ никому из нормальных богов жертв не приносит.
Тут до старого моряка Ганона начинает медленно доходить. Что-то он такое уже раньше слышал. Он хлопает глазами, ставит на место свою отвисшую челюсть.
- Что же, Магон, они и Ветрам жертву не принесли?
- !
- И у Старца морского благоволения не попросили? Ну, кто же их в трудностях прикроет? Может, они Торгашу молитвы вознесли? Или дары какие...
- Молитвы-то возносили. Какому-то его... Егове, что ли. Богу пустыни.
- И что, у этого пустынного Еговы есть на море сила?
- Никакой, Ганон. По мне что он, что пустое место.
Иудейский флот уплывает всё дальше. Полминутки молчит моряк. Потом ёжится, несмотря на ближневосточную жару, и тихо так говорит:
- Знаешь, Магон... Я бы лучше без руля в море вышел. Бороду съем, клянусь Старцем морским, если хотя бы половина их живыми вернётся...
- За твою бороду спокоен я, старина. Был я вчера в храме Ветров по своим делам. Жрец говорит, дня три иудеям в море плавать... Шторм, надо полагать, надвигается...
Итак, многими тысячами вменяемых моряков на Средиземном море были энергетически оплачены относительно благоприятные условия плаваний. Они с помощью эгрегора сдвигали вероятность благополучных событий в свою пользу. И даже не смотря на это, бывают неудачи, крушения, гибель... А тут целый флот демонстративно отказывается, в какой бы то ни было форме в поддержании равновесия участвовать, поскольку какого-то там сухопутного Иегову чтят. Вот посмешище-то! Не будем мол, платить за электроэнергию, потому что не хотим поганой и языческой Электростанции поклоняться!
Что же, для этого флота вероятность наступления неблагоприятных событий будет весьма и весьма велика. А взыскание в пользу эгрегора будет произведено в принудительном порядке, и естественно с уплатой предусмотренных Миропорядком штрафов: ломающиеся мачты, тонущие корабли, вопли погибающих матросов потешат Старца морского... Фемида, по-гречески говоря, сработает. Принцип космического равновесия. Хочешь вести себя неадекватно - воля твоя. Но сам за это и плати. В полном объёме. Точно как в песенке группы "Ария": мол, "... когда настанет время платы по счетам, покаянье не поможет нам!". Молодец, что каешься. Больше так не делай. Но заплати! Что, из-за того, что ты нюни пустил и покаялся, за твои промахи кто-то другой должен теперь расплачиваться? О, жестокий языческий мир!
Платить не хотели. Тонули. С завидным постоянством. И это от их эгрегора мы все две тысячи лет черпали высокодуховные знания про то, как надо жить? Увы! От него самого! Универсализовался этот принцип демонстративно-брюзгливого неприятия иного, принцип агрессивной недееспособности. Точнее, способности только к сохранению этнической непрерывности, давший на этой базе параллельный побег некоего аморфного единения человечества, сдобренного невозможными в языческой античности религиозными конфликтами и войнами. Сохранение непрерывности велось, естественно, в собственных интересах эгрегора, чтобы обеспечивать себя людским ресурсом, так как никто другой в здравом уме такому богу поклоняться не станет. Жизнь народа оплачивалась ценой любых издержек и любого количества человеческих жизней, жизней людей этого же самого хранимого народа. Других-то, поди попробуй прижать к ногтю... Чего доброго национальные или "общеразумные" боги заступятся... Но за тех, кто такую сущность себе в покровители избрал, выкормил и связался с ней нерушимым заветом, не заступится никто из прочих богов, это уж точно. И с таким навязчивым, но в практических делах бесполезным покровителем жить комфортно (читай - безответственно) в суровом языческом мире нельзя. Так что возникает настоятельная необходимость ("не нарушить пришел я завет, но исполнить") сделать весь мир безответственным. Где "усё обчее", и любые глупости прощаются. Там легче рыбу в мутной воде ловить. Ни тебе Фемиды, ни тебе Немезиды. Развал, так сказать, юриспруденции и паралич правоохранительных органов. Вот для этого важного, большого дела и понадобилась операция по универсализации одного из... прямо скажем, не самых великих и значительных эгрегоров в религиозной истории человечества.

Часть 9

Но как мы могли забыть о другой стороне этой универсализации!? Это же она дала нам Общечеловеческую мораль! Сделала Любовь Законом! Нагорая проповедь! Милосердие! То да сё! Нету более ни еллина, ни иудея! Подставь левую!
Дорогие друзья! Вы что же, полагаете, что тёмные язычники призывали воровать у ближнего и гнобить собственных родителей? А думаете, платоники, циники, стоики и эпикурейцы призывали резать всем глотки? Да почитайте же их. Ну по приколу, ну ради интереса. И ответьте после, что же за горний свет такой пролил Иисус по сравнению с ними в области морали? Учение Иисуса всесильно, потому что оно верно, да? Где-то это мы уже проходили...
Учение об единстве и человеческом отношении друг ко другу, между прочим, в человечестве задолго до Рабской теологической революции проповедовали сотни и сотни бродячих и богатых, близких к властям и маргинальных философов, им следовали тысячи и тысячи разделяющих подобные взгляды и просто сочувствующих. Очень, очень даже возможно, что немало было книг посильнее Нагорной проповеди, но на близкую тему. О большинстве из этих, наверняка многочисленных книг мы не узнаем никогда (в Совке вот тоже нельзя было так просто труды политической проститутки Троцкого почитать). Не узнаем, потому что эти книги сгорели в Александрийской библиотеке. И в сотнях других общественных и частных библиотек, заполыхавших кострами в скором времени после окончательной политической и религиозной победы христианства.
У многих думающих людей хватает здравого смысла верить не обещаниям политиков, а смотреть, по возможности, на результаты их деятельности. Казалось бы в религии, более глубокой и важной чем текущая политика области общественного сознания нужно тот же критерий применять. "Ах, он на заре своего сетевого маркетинга так хорошо говорил, де, возлюби, подставь левую, слабеньких не обижай, сю-сю-пу-сю, это так гуманно, это так человечно, мы все грешные, мы гадкие, но должны на него равняться".
И что, эти благоглупости кого-то от чего-то "спасли"? Вопрос ребром: что дал миру, не считая религиозных войн, за две тысячи (!) лет существования новый религиозный миропорядок, включивший на настоящий момент в свою орбиту более трёх миллиардов (!!!) людей? Это же какая психоэнергетическая мощь может быть мобилизована! Это же какая колоссальная пирамида духовной силы на том же Римском Папе замыкается! Гм... Должна была бы, по идее, замыкаться...
Да не надо говорить про то что будет! Про то, как хорошо будет, если я сейчас ещё сто рублей отдам, это мы от разного рода обещанцев светлого будущего - Мавроди, Марксов, Лениных и свидетелей Иеговы - всё время слышим. Сейчас, сегодня! Какой курс акций? Где я могу получить свои дивиденды? Заморожены? Будут выдаваться лучшим вкладчикам как прибавка к пенсии после страшного суда? И ты сам определишь, кто лучший?! Стой! Где мои деньги, коз-зёл!!! Держи вора!
Но если кроме шуток, то дал же Христос человечеству что-то очень позитивное, иначе не подписались бы под эту религиозную пирамиду миллионы, не взяли бы духовную власть его последователи над доброй половиной нынешнего человечества.
И дело тут не в новой морали. Морализаторов, которые гражданам по ушам ездили, и без него во все времена хватало.
И не в исцелениях различных одержимых бесами психопатов. Это психиатрическое шоу проходило только среди населения, не имевшего обратной связи с Разумом. В центрах традиционных религий вели одержимого в храм Зевса-Юпитера либо Аполлона - и там им занимались профессионалы тогдашней психиатрии и психотерапии.
И не в медицинской помощи дело. Бог врачевания Асклепий тоже через своих жрецов громкими исцелениями занимался, а в эллинистическую эпоху и "светская" медицина больших высот достигла: специалисты, трактаты, прославленные врачебные школы...
И дело не только в мощи Универсализованного в результате воскресения Принципа.
Как и тыщу девятьсот лет спустя В.И Ленин, он поднял народные массы на революцию, глубоко понимая их подлинные потребности и удовлетворяя их (или мастерски предоставив иллюзию удовлетворения).
Самый человечный человек не только предложил в будущем после страшного суда всем подписавшимся по отдельной трёхкомнатной квартире в раю, но и в настоящем реализовал (внимание!) Вековую Мечту Человечества. А без иронии говоря - мечту значительной, но не лучшей его части. Он умер за них, смертью своей искупив их грехи (т. е. избавив от чёткой и своевременной платы за неадекватность поведения). И создал действующую Систему коллективной Безответственности. Не будем платить по долгам царского правительства! Рвём платёжки за свет, газ и отопление!
Пришел праздник на духовную улицу халявщиков, халтурщиков, нерадивых рабов и просто неадекватных людей и народов, подвергавшихся ранее жесткому давлению в ходе естественного отбора.

 

Библиография
Предисловие
Олимпийцы среди нас
Большой взрыв и теогония Гесиода
Мировоззренческая драма кесаря Тиберия
С умом умереть и с умом воскреснуть
Комментарий к Душе в трех частях с эпилогом